Литвинов Александр Владимирович

Литвинов Александр Владимирович - брандмайор Санкт-Петербургской пожарной команды в 1904-1917 годах

Литвинов Александр Владимирович — брандмайор Санкт-Петербургской пожарной команды в 1904-1917 годах

Осенью 1904 года городские власти утвердили в должности петербургского брандмайора А. В. Литвинова.

Биография Александра Владимировича мало чем отличалась от биографии его предшественников. Выходец из старинного дворянского рода. Воин за ратную и пожарную службу получил следующие награды: орден Св. Анны 4-й степени с надписью «За храб­рость», орден Св. Анны 2-й степени с мечами, ордена Св. Влади­мира 4-й и 3-й степени с мечами, Св. Станислава 2-й степени, два георгиевских креста, 6 медалей. Кроме того, Литвинов имел иностранные ордена и медали.

В новой для него должности, брандмайор А. В Литвинов достой­но продолжает службу на пользу Отечеству. Вскоре журнал «Друг пожарного» извещал своих читателей:

«Еще в бытность брандмайором М. А. Кириллова частенько (и даже часто) нам приходилось встречаться на пожарах третьего номера с офицером в полицей­ской форме, который, видимо, сильно интересовался пожарами, способами их быстрого тушения, очагом пожара и т. д. Вообще было очень заметно, что этот офицер посещал пожары не из простого, праздного любопытства или по долгу службы, а из глубокого интереса к пожарному делу.

Но вот внезапно уходит в отставку М. А. Кириллов и его замес­тителем назначается ротмистр Александр Владимирович Литвинов, в лице которого мы и узнали того полицейского офицера, про которого мы только что говорили.



На первых порах своего брандмайорства Александр Владимирович не поступил так, как почти всегда делает новое начальство, момен­тально приступая к коренной ломке строя, ко всевозможным замещениям  перемещениям и новым реформам, опираясь на пословицу, что «новая метла все чисто метет». Нет, Александр Владимирович оставил на некоторое время части в том же состоянии, в каком они были при его предшественнике, лишь только дал полную волю брандмей­стерам вводить каждому в своей части новые усовершенствования, то есть дал возможность брандмейстеру проявить свою личную инициативу  Затем Александр Владимирович обратил внимание и приложил старание к тому, чтобы части как можно быстрее прибывали на пожар — чего в скором времени и достиг вполне.

Кроме того, нельзя не обратить внимания читателей на редкую способность Александра Владимировича замечательно метко под­мечать таланты своих подчиненных, которые он и поощряет, на­значая на более видные должности, — и по сие время все его вы­боры были очень удачны Возьмем для примера хотя бы назначе­ние брандмейстером П. И. Котовича, который, к сожалению, так безвременно погиб при геройском исполнении своих служебных обязанностей. П. И. Котович был ранее помощником брандмейсте­ра Московской части и прошел там хорошую школу пожарной служ­бы. Александр Владимирович подметил у него пожарный талант и дал ему повышение, которое тот вполне заслужил, не раз показав чудеса храбрости и умение тушить пожары… Отметим еще двух помощников, переведенных Александром Владимировичем на бо­лее видные места, а именно А. Г. Руднева и В. Н. Бенземана. Оба они вполне оправдали оказанное им доверие. Затем Алек­сандр Владимирович привлек на службу своему любимому пожар­ному делу двух деятелей на пожарном поприще: С. А. Севастьяно­ва и А. Г. Кривошеева.

Александр Владимирович сумел заинтересовать пожарной службой нашу молодежь. Обратите внимание на состав нынешних сверхкомплектных брандмейстеров, и вы увидите среди них много вполне интеллигентных людей, студентов различных институтов и университетов и лиц, уже получивших высшее образование.

Вообще Александр Владимирович предан всей душой излюб­ленному им пожарному делу».

Александр Владимирович внес много полезного в развитие по­жарного дела, заметного «не только в Российской Империи, но и за границею».

Вместо ручных труб, громоздких, но малопроизводительных, все пожарные части, а их уже стало 20, получают паровые трубы, топку которых приказано было зажигать при выезде на пожар, а не на его месте, как это было ранее.

Но первые брандмейстерские шаги А. В. Литвинова, так же как и его предшественников, были восприняты неоднозначно. На стра­ницах столичной печати появлялось немало весьма критических статей о действии пожарной команды, «усиленно забрасываемой грязью ее недоброжелателями, ратовавшими о передаче ее в руки города, по полной будто бы ее несостоятельности в деле подготов­ки к борьбе с огнем».

В мае 1908 года городская Дума поручает петербургскому гра­доначальнику провести смотр пожарной команды. Это событие несло в жизнь команды немало волнений и хороших воспоминаний. Вот как оно описано в журнале «Пожарное дело»:

«16 мая, в 3 часа дня, С.-петербургский градоначальник генерал- майор Д. В. Драчевский смотрел С -Петербургскую пожарную команду на Марсовом поле, куда к этому часу брандмайором подполковником А. В. Литвиновым были собраны 13 частей (из двадцати — 7 окраинных были оставлены дома на случай пожара) с десятью паровыми машинами. Еще много ранее на Марсовое поле стала стекаться народная публика, уведомленная о смотре особыми билетами. Ясный солнечный день весьма содействовал смотру и оживил картину красиво выстроенных развернутым фронтом частей, блестящих медными, горящими на солнце касками и переливащимися мастями выхоленных нарядных лошадей.

Смотр пожарной команды на Марсовом поле в Санкт-Петербурге

Смотр пожарной команды на Марсовом поле в Санкт-Петербурге

Ровно в 3 часа дня на поле прибыл петербургский градоначальник генерал-майор Драчевский, под звуки марша встреченный брандмайором рапортом о состоянии прибывших на смотр частей. По принятии рапорта, генерал-майор Драчевский обошел по фронту части, здороваясь с командами частей. Градоначальника сопрово­ждал помощник его, генерал-майор Вендорф и полицеймейстеры всех отделений Петербурга.

По окончании обхода частей группа начальствующих лиц, публики и оркестр перешли по приглашению брандмайора на середину поля, и брандмайор, верхом, подал команду к церемониальному маршу. Красиво, под звуки оркестра, проходили части одна за другою, сверкая чистотою обоза, блеском металлических частей и поражая зрителей выправкою людей. После шага части были еще раз пропущены рысью, а некоторые и на «марш-марш». Бросались в глаза умелая объездка лошадей и умелое управление ими на пол­ом ходу при проездке на дистанциях.



Брандмайор Литвинов на смотре пожарной команды

Брандмайор Литвинов на смотре пожарной команды

По окончании церемониального марша, брандмайором подполковником Литвиновым был подан, по распоряжению градоначальника, сигнал к маневрам, и команды, мгновенно перестроясь, по сигналу «Трубы и лестницы вперед, марш», лихо вынеслись к указанным пунктам, соблюдая равнение и поразительную тишину. По прошествии не более двух минут среди поля в воздух были выдвинуты 13 механических лестниц и пущены 13 водяных струй от ручных труб; в это же время на берегу реки Мойки заработали 10 паровых машин и 22 мощные струи ринулись в воздух красивыми фонтанами.

Во время маневров не замечалось ни суеты, ни шума, и только отрывистые слова команд доносились до слуха публики. Но вот сигнал «отбой» — и все это в том же порядке, не более, как через две минуты, снова уже на местах в строю частей…

По окончании маневров градоначальник, весьма довольный представившимися ему частями и всем виденным, снова обходил команды и еще раз благодарил людей за лихой вид и разумную работу на маневрах».

По окончании смотра части были отпущены домой, и через не­сколько дней, 20 мая, в приказе по Петербургскому градоначальст­ву за № 109 появилась благодарность следующего содержания: «Найдя вид чинов команды бодрым, работу спокойной, быстрой и стройной, обмундирование вполне хорошим, тело и чистку лоша­дей отличными, наружный вид обоза и конского снаряжения в пол­ном порядке, считаю приятным для себя долгом выразить бранд­майору, подполковнику Литвинову, мою искреннюю признатель­ность, г.г. брандмейстерам объявляю благодарность, молодцам же нижним чинам мое сердечное спасибо. Также благодарю г. капельмейстера и хор трубачей за отличное музыкальное исполнение маршей».

Подписал петербургский градоначальник генерал-майор Дра­чевский.

Этот смотр был отснят представителями кинематографического общества «Рояль-В-о». Картина вышла весьма удачно на ленте кинематографа и по отзывам того времени «смотрится с особым удовольствием петербургскою публикою». Этот смотр «всей публи­ке и вниманию того, кого следует», доказал несправедливость на­падок на пожарную команду.

Вскоре приказом по команде брандмайора А. В. Литвинова в здании Петровской части были собраны от всех частей команды чины, удостоившиеся получения высочайших и других наград «за человеколюбивые подвиги и другие отличия и заслуги». А. В. Лит­винову в те памятные майские дни вручили орден Св. Владимира 4-й степени с мечами

Эти два события не могли не отразиться в самом лучшем смыс­ле на духе всей команды. Они «придали бодрость и силу всему со­ставу С.-Петербургской команды, всегда готовой мужественно и стойко бороться с грозным бичом человечества — пожарами».

Брандмайор не остановился на достигнутом 23 сентября 1911 г. на вооружение команды поступает первый автонасос «Коммер-Кар» фирмы «П. Бекель».

Пожарный автомобиль системы "Коммер-Кар", 1911 год



Пожарный автомобиль системы "Коммер-Кар", 1911 год

Меняется организация пожарного обоза. Трубные хода отменяются, а оставшиеся в ряде частей трубы пе­ревозятся на бочечных ходах, сзади первых бочек. Цветные флаги на обозах заменяются факелами. В боевых расчетах пожарных частей вводятся аккумуляторные фонари, заменившие применяв­шиеся на пожарах факелы. Спасательные приборы дополняются «скакательными полотнами».

Для более быстрого вызова на пожары развиваются пожарная сигнализация и телефонная связь. В феврале 1911 года в ряде частей вводится в действие электрическая пожарная сигнализация «Гемвеля», что позволило упразднить в них несение каланчовой службы.

Большое внимание брандмайор уделяет боевой подготовке пожарных. Для отработки приемов работы с механическими и ручны­ми лестницами, со «скакательными полотнами» и подъема рукавных линий в этажи зданий, строятся специальные башни, которые использовались и для сушки рукавов после пожара.

С первых шагов Александр Владимирович понимает всю слож­ность пожарного дела. Да и служба в пожарных частях, хотя и была сродни ратной, но имела много своих, специфических, особенно­стей, постичь которые без профессиональных знаний трудно, а по­рой и невозможно. На многие вопросы брандмайор пытается полу­чить ответ в передовых странах Западной Европы, куда выезжает для изучения опыта и пополнения профессиональных знаний в области пожарного дела.

Вживаясь в новое для него дело, он все острее ощущал необхо­димость его реформирования. Понимая, что даже частичные изме­нения не всегда посильны одному человеку, он собрал вокруг себя «пожарных мыслителей». Прежде всего он объединил всех бранд­мейстеров и из их числа создал специальный общественный орган — «Бюро брандмейстеров». А. В. Литвинова избрали председате­лем этого бюро, которое действовало в составе Российского Импера­торского пожарного общества. Являясь членом Главного совета этого общества, А. В Литвинов получал влиятельную поддержку во всех своих начинаниях от руководства общества. Основанное в 1893 г. Обще­ство являлось фактически единственным по решению пожарных дел в России, оно сумело объединить компетентных деятелей пожарной охраны, установило деловой контакт с научными обществами страны: русским Техническим, Электротехническим, Вольно-экономическим, Сельскохозяйственным и др.

Благодаря поддержке Общества Литвинову удается решить давнюю проблему организацию профессиональной подготовки брандмейстеров. Энергичное начало уже весной 1906 года прино­сит желаемые результаты: 6 апреля С.-Петербургская городская Дума приняла ряд постановлений, способствовавших реальному возникновению нового учебного заведения, которому решено было присвоить наименование «Курсы пожарных техников», чтобы сильнее подчеркнуть технический характер учебного заведения, предназначенного отвечать современным нуждам пожарного дела. Курсы решено было разместить во вновь возводившемся тогда здании для Ямского резерва на углу Лиговки и Обводного кана­ла, надстроив лишь для этой цели 3-й этаж.

Торжественное открытие курсов пожарных техников, 5 октября 1906 года

Торжественное открытие курсов пожарных техников, 5 октября 1906 года

Выбранный городской Думой на основании устава курсов попе­чительный совет организует «настоятельно необходимое для отечественного противопожарного дела учреждение». С осени был открыт прием слушателей на курсы, и 5 октября 1906 года начался учебный процесс, положивший начало профессиональной подго­товке кадров пожарной охраны в России. Впервые за всю историю борьбы с огнем в С.-Петербурге, а затем и в других городах, появи­лись технически подготовленные специалисты пожарного дела. Они возглавили пожарные части, способствовали их укреплению и развитию, стали пропагандистами научных идей в этом деле.

Учащиеся курсов пожарных техников

Учащиеся курсов пожарных техников

А. В. Литвинов добился существенного улучшения материально­го обеспечения нижних чинов Пожарной команды и брандмейсте­ров. 19 ноября 1911 года по его инициативе в Государственную Думу был внесен законопроект «О Всероссийской пенсионной кас­се для чинов пожарных команд».

Большое внимание брандмайор А. В. Литвинов уделял профи­лактике пожаров. В этой деятельности он опирался на помощь не только Российского и городского пожарных обществ, но и на вновь созданное при Министерстве внутренних дел так называемое «особое присутствие по делам местного хозяйства», в состав кото­рого вошел «Отдел страхования и противопожарных мер» в виде Главного управления по делам местного хозяйства. Наряду с по­стоянными членами «особого присутствия» в его заседаниях уча­ствовали и другие лица, «от которых можно ожидать полезные для дела указания», в том числе и брандмайор А. В. Литвинов. В соответствии с целями общественных организаций, он готовит и вносит на рассмотрение соответствующих директивных органов ряд важнейших законодательных предположений, направленных на предотвращение пожаров и более успешное их тушение. В их числе были, например, такие, как «проведение в строительный ус­тав новых требований, более обеспечивающих пожарную безопас­ность казенных, общественных, заводских и частных построек; упорядочение надзора местных административных и городских ор­ганов в наблюдении за правильностью построек в пожарном отно­шении; упорядочение преследования за нарушение строитель­ного устава и обязательных постановлений в пожарном отноше­нии». К таким мерам брандмайор относил «Выяснение действи­тельных причин возникновения пожаров и их распространения с помощью не только полицейских, но и технических расследований (это положило начало проведению пожарно-технических экспер­тиз); введение более подробной статистики пожаров для практиче­ского использования ее данных».

Последовательно и настойчиво брандмайор предлагает пере­смотреть все ранее изданные законы и нормативные акты, отно­сящиеся к пожарному делу. Он был горячим поборником «разработки реформы городского пожарного дела сообразно усло­виям действительной степени опасности городов и настоящему положению пожарной техники и науки».

А. В. Литвинов был одним из авторов и полномочных членов депутатского совета Российского Императорского общества, который 5 ноября 1911 года представил министру внутренних дел А. А. Макарову обширную докладную записку с указанием ряда не­отложных мер «для возможного упорядочения борьбы с возрас­тающей пожарностью».

Однако в силу социальных, экономических и технических причин не удалось претворить в жизнь даже самые необходимые решения и многие предложения брандмайора А. В. Литвинова (актуальные и в наши дни).

А в небольшом 2-этажном особнячке на улице Офицерской, 48, где размещался брандмайор со своей канцелярией, «денно и нощ­но» раздавались тревожные звуки телеграфной морзянки и над­рывные телефонные звонки Они доносили сообщения об уча­стившихся пожарах на фабриках и заводах, в театрах и дворцах, храмах и жилых домах. Брандмайорский экипаж спешно доставлял своего хозяина к месту предстоящих или уже развернувшихся до него баталий, по укрощению разбушевавшегося огня, отвоевавших у него человеческие жизни и материальные ценности, созданные и нажитые трудом человеческим.



Огненная беда «с ее моральными потрясениями, неминуемыми потерями и впечатляющими картинами яростной пляски пламени» не обходила стороной и пожарных: они получали увечья, нередко гибли на пожарах. Брандмайор неизменно в эти тягостные минуты был рядом. Он не на словах, а на деле испытал всю опасность их работы, не понаслышке, а наяву видел «треск и гул пламени, фан­тастические краски и переливы его отблесков, причудливые тени и извивы клубов дыма и человеческие муки, лица, искаженные болью и страхом». Каждый крупный пожар не только профессионально закалял брандмайора, но и направлял его усилия на устранение выявленных причин возгораний и улучшение условий жизни и быта пожарных. Не все удавалось разрешить из целого комплекса острейших проблем Но брандмайор непреклонно стремился как мож­но больше сделать для блага «серых героев». Он радовался вме­сте с ними, когда была введена 10% прибавка к жалованию за каж­дые 4 года работы (начиная с 1906 г.), а он получил право выда­вать чинам пожарной команды 2 раза в год наградные в размере полумесячного оклада. Эти и другие осуществленные по инициати­ве брандмайора меры, направленные на улучшение материального положения пожарных, укрепляли устойчивость кадров, охлаждали наметившееся под влиянием революционных веяний «брожение» в массах пожарных. В дни революционных потрясений петроград­ские пожарные руководствовались славными боевыми традициями. Их объединяли любовь к профессии, отвага и самоотверженность на пожарах, взаимопомощь при исполнении служебного долга.

«За усердие в службе» и неутомимую деятельность в управле­нии боеспособностью петроградской пожарной команды и разви­тии пожарного дела в России, брандмайор А. В. Литвинов был про­изведен в чин генерал-майора. Полный замыслов и желаний от­менно послужить полюбившемуся делу, он под натиском револю­ционных событий 1917 года оставил свой пост.

В эти дни управление пожарной командой было передано на­чальнику городской милиции и заведующему пожарной охраной Д. А. Крыжановскому, который 7 марта пригласил А В. Литвинова вновь занять прежнюю должность брандмайора, но уже по вольно­му найму. Брандмайор настойчиво продолжает работу над совер­шенствованием управления пожарной командой в новых условиях и добивается осуществления ранее задуманных планов. По его представлению в состав городской исполнительной противопожар­ной комиссии были введены впервые представители от пожарной команды, а 20 марта брандмайор направил в эту вновь сформиро­ванную комиссию письмо, в котором от имени всего начальствую­щего состава пожарной команды выражалась «готовность работать с удвоенной энергией на пользу городу и на благо спасения жите­лей» и высказывалась просьба «о возможном удовлетворении, в порядке спешности, пожеланий всех экономических улучшений» пожарных чинов. 29 марта городская Дума удовлетворила все тре­бования пожарных об улучшении их быта. Кроме того, при Курсах пожарных техников организуется школа для подготовки вновь по­ступивших служителей.

Однако вскоре команда полностью переходит в ведение обще­ственного управления города. Всех руководителей народного хо­зяйства стали избирать на конкурсной основе. Городская Дума по­ручает исполнительной противопожарной комиссии объявить кон­курс и на замещение должности брандмайора. В мае 1917 года по­жарная служба А. В. Литвинова, оставившая заметный след в пожарном деле России, завершилась.

Щаблов Н.Н., Виноградов В.Н. «Рыцари огня».